Dienstag, 12. Dezember 2017

Что с нами происходит? Крик души


Что с нами происходит? С православными? Мы таковыми себя считаем, а живем совсем по иному. Мы ходим в церковь, а сами «блуждаем» в это время где-то еще. Мы поем на клиросе, а ум наш занят никак не текстами, которые мы поем. Мы не можем оторваться от мобильников и разговоров даже на какие-то два часа богослужения. И не дай Бог священник сделает нам замечание, он сразу попадает в «черный список». Мы богослужение превращаем в суету, мы вечно куда-то несемся даже на службе до такой степени, что богослужебные тексты произносятся небрежно, будто они являются фоном и очень нам мешают пойти по своим делам. К служению в церкви мы относимся только как к работе и не споем лишней ноты, не прочитаем лишнего текста, если нам за это не заплатят. Понимаем ли мы вообще, где мы находимся во время службы и что там происходит? Мы забываем, что каждый раз Христос снова и снова отдает Себя в жертву, и так часто бывает, что никто не может принять. Священник даже не может вынести Чашу и сказать: «Со страхом Божиим и верою приступите», потому что некому приступить. Если мы чего-то не можем понять в богослужении, или по каким-то причинам нам что-то не нравится, мы не будем искать причину в себе. Нам не позволяет гордость и своеволие. Мы захотим устранить внешние обстоятельства. Мы будем требовать богослужения на исключительно на русском языке, рассказывать о том, что «Отче наш» оказывается совсем неверно составлен, готовы будем даже написать новые тексты просто потому, что нам что-то не понятно или просто не хочется читать/петь/понимать существующие. Конечно, ведь их написали дураки, не то, что мы.
При этом в пост мы вчитываемся в составы продуктов, вычитываем все молитвы и акафисты, будем переживать, если вдруг придется в храме случайно оказаться в брюках, будем косо смотреть на тех, что без платка, будем постоянно задаваться вопросами: «чистить или нет зубы перед/ после причастия», «делать что-то по дому в воскресенье, когда мы утром были на литургии» и т.д. и т.п. Совсем забывая слова Христа, которыми он обличал в похожем фарисеев.
В одной из видео лекций А.И. Осипов рассказывал про древнюю православную Византию, когда там власть вдруг захватил очень жестокий человек. Один молился всю ночь Богу, вопрошая, как же так могло случится с их православной страной. Был ему ответ: «не нашел никого хуже»…
Не похожий ли сценарий? Разве мы далеки от этого? А ведь совсем немного прошло времени с тех пор, как мы можем свободно исповедовать свою веру. Мы обвиняем советскую власть. А не мы ли виноваты в том, что она была попущена. И не страшно ли от того, что подобное может повториться?...

Montag, 11. September 2017

«Звезды» на клиросе

«Звезды» на клиросе


 Иногда на клиросе сталкиваешься со «звёздами». Так хочется назвать людей, которые весьма высокого о себе мнения. Такие, приходя на клирос, считают, что они сделали одолжение и осчастливили данный конкретный храм своим появлением. Они полагают, что там только их ждали, и они не стесняются тут же устанавливать свои правила.
Представьте, жил себе хор, пел себе спокойно, без звёздных заносов, как могли смирялись друг перед другом: регент перед певчими, певчие перед регентом, покрывали любовью недостатки друг друга. И вот вдруг приходит такая «звёздочка» и преподносит себя так, что все теперь должны взять и подстроиться под неё. Ведёт этот человек себя настолько уверенно, что его словно уже взяли в этот хор, хотя окончательного ответа ещё не дали. Думается, этот человек даже не предполагает для себя отрицательного ответа, потому что считает себя профессионалом высокого класса. А таким просто не могут сказать «нет». Но тут вдруг случается падение «звезды». Человеку отказывают. В чём же дело?
Во-первых, хочется заметить, что нет ничего плохого в том, что некий певчий преподносит себя уверенно, что он является профессионалом своего дела. Проблема в том и причина падения «звезды», что он себя превозносит и идёт со своим уставом в чужой монастырь. А как известно, «всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк, 14: 11). Это Евангельская истина.
А что нужно было сделать? Просто прийти и спеть хорошо, без излишних указаний и требований, чтобы весь хор и регент под него не подстраивались. Не задавать лишних вопросов, особенно глупых вроде «почему мы не будем петь это произведение?», не предлагать сразу своего репертуара. Просто стоять как свечечка, подобно ангелу, и сделать качественно своё дело. Вот это тогда будет высшей степени профессионализм. Наглость в данном случае – не второе счастье.
Вторая причина падения «звёзд», что они, видимо, не понимают до конца специфику церковного пения. Звезда в храме одна – это Господь Иисус Христос, Солнце правды. И всё вокруг в храме крутится возле этого Солнца. Специфика церковного пения в том, что на клиросе не должно быть никаких сольных программ, показа собственного «я», демонстрации своих вокальных талантов. Там это никому не нужно, там это мешает.  Мешает молитве. Ведь задача певчих на клиросе – слиться голосами настолько, чтобы звучать как один голос. А приходящая «звёздочка» ставит своей целью совсем иную, не слиться с коллективом, а показать себя любимую, прекрасную. Этим она только раздражает и регента, и певчих и даже священника, потому что такие «сольные номера» очень мешают молитве и единому пению. Храм – это не дом культуры и не концертный зал. Не нужно в храм приносить светские правила. Храм – это Дом молитвы. И нужно стараться петь так, чтобы способствовать молитве.  
Есть ещё одна причина, почему таким «звёздам» отказывают. Такие люди уже на первой же пробной службе (может это для «звезды» странно, но да, для них тоже бывают пробные службы) выдвигают буквально райдер как у какого-нибудь поп- или рок-артиста. Это понятно, человек оценивает себя как профессионал, и считает, что его способности должны быть высоко оплачиваемы. Это нормально. Но, ошибка в том, что человек ещё ничего не сделал, а точнее сделал и повёл себя так, что вызвал только негатив. Не нужно выдвигать сразу много требований. Этим вы вводите в ступор священника. Сначала покажите на деле, что умеете, потом постепенно можно и что-то требовать.
В заключении хочется сказать: если вы узнали в себе признаки звёздности, не удивляйтесь, что у вас не получается устроиться в храм, не удивляйтесь, что вам отказывают. Попробуйте найти в себе силы смириться в том смысле, чтобы понять, что не нужно громко о себе заявлять, это только отталкивает. Храните свои профессиональные певческие достоинства в себе и показывайте их на деле в нужное время. Уважайте певчих и не спорьте с регентом хора (пусть он и не основной регент), куда вы пришли петь, даже если в душе вы метите на регентское место. И главное, поймите, что храм и церковное пение – это совсем иной мир, не поддающийся всем светским музыкальным законам и обычаям. Храм – это святое место на земле, где пребывает Господь. Об этом нужно всегда помнить и рассматривать себя и свой профессионализм через призму, применяя в храме лишь то, что там действительно на пользу. Да, для этого нужно уметь смирить себя, можно сказать, принести в жертву Богу какие-то свои способности, которые никак не могут быть реализованы в рамках церковного пения. Или суметь приспособить эти способности для церковного пения. Клирос и храм – это не место самореализации, это место, где мы приносим Богу в жертву себя, своё время, свои таланты. Это приятная жертва. Любое «я» рано или поздно столкнётся с действием Божьим. И либо человек поймёт, что поступает неправильно и изменится, либо он так и останется при своём гордом уме, но тогда он рискует остаться и без Бога. 

Mittwoch, 26. Juli 2017

Энциклопедия подобнов

Для целей возрождения и развития церковного пения «на подобен» мною была составлена данная Энциклопедия.
В ней систематизированы самоподобны (подобны и некоторые самогласны) по следующим принципам. В первую очередь включены все подобны, о пении на которые встречается указание в Уставе (в Типиконе либо в богослужебных книгах). При этом не для всех из них есть уставное указание о том, что таковые являются самоподобнами. (Последние были включены в энциклопедию, поскольку в иных богослужебных книгах присутствовало указание о пении на подобен таких песнопений). Энциклопедия так же содержит иные «неуставные» подобны, именуемые таковыми согласно различным источникам, включающих образцы распевов и подобны, пение на которые утвердилось в традиции.
Энциклопедия включает в себя не только те подобны, напевы которых дошли до наших времен, но и те, образцы напевов которых отсутствуют. Последнее сделано с целью понимания того, насколько богат церковно-певческий обиход, и какое огромное количество напевов было со временем утрачено.
Энциклопедией удобно пользоваться для быстрого поиска информации о подобнах и их нотных напевов.
Подробнее читайте в самой Энциклопедии и в группе ВКонтакте "Церковные подобны".
Приятного пользования!


Donnerstag, 1. Juni 2017

Мощи святителя Николая в Москве. Записки певчей: взгляд изнутри и снаружи


Мощи святителя Николая в Москве
Записки певчей: взгляд изнутри и снаружи

Известие о пребывании в Москве, в Храме Христа Спасителя мощей святителя Николая, Мир Ликийского чудотворца я восприняла без особых эмоций. Во-первых, в Бари я была, во-вторых, меня посещала, как многих такая мысль, что поклониться мощам святого можно во многих храмах Москвы, где есть их частицы.
Но меня не переставал мучить вопрос: раз так, то зачем же тогда тысячи людей все равно приезжают и идут, и стоят многочасовые очереди к мощам святого? Впрочем, и сама я сильно колебалась – идти или не идти. Молилась святителю о вразумлении.
Позже я узнаю, что любой «твердо стоящий на ногах» певчий может принять участие в пении молебна и акафиста у мощей святителя. Я решила, что нужно обязательно поучаствовать. Поскольку можно было поехать петь целым клиросом, то я предлагаю певчим нашего храма. Они соглашаются, уже обговорили время, организаторы подтвердили. И вдруг большинство наших клирошан отказывается, остаемся только я и еще один певчий. Что делать? Отказываться совсем или просто одной присоединяться к любой группе певчих? Хотелось попеть со своими.
Все это происходит в тот день, когда я собиралась лежать дома и болеть, поскольку несколько дней уже испытывала недомогания, а в этот день проснулась особенно простуженной. Мама мне сообщает, что собралась прямо сейчас идти к мощам. Я, не долго думая, отложив решение вопроса с молебном на потом, просто поехала вместе с мамой, вроде как на разведку. Болею, не болею, не важно! Почему-то дома не нахожу себе место и понимаю, что просто надо поехать и все. Время уже после обеда. Сколько стоять – один Бог знает, кто-то за час проходил, кто-то за три.
Выходим на станции метро «Парк Культуры», доверившись сообщению машиниста поезда, что конец очереди именно там. Не сразу, но находим этот конец, увидев с Крымского моста, на который мы зачем-то поднялись, толпу людей. Думали поначалу, что это очередь на теплоход, но количество платочков на головах дало понять, что это, скорее всего, группа верующих. Так оно и вышло.
Мама мне еще говорила: «а зачем ты пойдешь? Ты же потом, когда петь будешь, сможешь приложиться без очереди». Но нет, мне хотелось испытать все и с другой стороны, а также поддержать маму. Да и просто понять, наконец, зачем же люди стоят в этих очередях.
Поддерживать маму пришлось уже в самом начале очереди, когда она мысленно оценив продолжительность стояния, обратилась ко мне со словами
– Ну что, пойдем? Мы же вроде как на разведку пришли.
– Ну уж нет, раз пришли, будем стоять до конца, – ответила я.
А небо уже предвещало смену теплой солнечной погоды на что-то менее приятное. Начинал капать дождь и местами усиливался ветер.
Очередь проходила к мощам не в непрерывном движении, а как бы перебежками. Наша группа стояла перед самым Крымским мостом в ожидании первой перебежки под мост. После моста такие перебежки следовали от автобуса до следующего автобуса, где уставшие могли посидеть. Также эти «стоянки» были оборудованы био-туалетами и палатками с едой и напитками.
Это началось внезапно. Небо стало очень серым, покапывал дождь. Я смотрю в сторону через дорогу, где ветром сносит разные ограждения. И понимаю, что эта ветрина сейчас двинется в нашу сторону. Мысленно понимаю, что сейчас нас просто может спокойно подцепить и снести в Москва-реку или ветер зацепит железные ограждения, которые упадут на нас, порвет провода и … случится может все, что угодно. Становится страшно. Так беззащитно я себя еще никогда не ощущала. И так сильно никогда, наверное, не молилась. Конечно, святителю в первую очередь. «Пришел мой смертный час, – проносилось у меня в мыслях. – Но ведь мне еще рано, я не готова, – отвечала другая мысль. Я вспоминала параллельно последние грехи, а также то, что два дня назад я причастилась».
Когда эта туча урагана неслась в нашу сторону, было реальное ощущение, что она нас снесет, кто-то повизгивал, но в итоге все отделались лишь легким испугом и тем, что оказались в пыли и песке. Потом сами не поняли как, но наша группа, наконец, совершила первое движение и остановилась под мостом, где и пробыла под прикрытием все самое жуткое время урагана и дождя.
«Там мужчину насмерть убило, остановка упала на него» – слышу я последние новости из очереди». А с нами ничего.
Все же велика вера русских людей. Ничто, никакая стихия не сдвинет их с цели. Ведь никто не выбежал из очереди, все остались стоять. Вспоминая потом этот момент, понимаешь, что будто нас какой-то невидимый ореол тогда защищал, что нас не коснулась свирепая стихия.
Под мостом, чтобы как-то прийти в себя мы с мамой стали петь и читать канон святителю Николаю (из службы перенесения мощей). Раза два-три за все время прочитали акафист, пели тропари, величание. Интересно, что в эти моменты замолкали в очереди разные разговоры, и как-то все становилось умиротворенно и спокойно. Чувствовалось некое единство всех людей, стоящих в очереди, которые совсем не знают друг друга.
За время стояния к мощам решился и мой вопрос по поводу пения на молебне. Каким-то чудом я все же набрала певчих, и даже нашлась опытная регент, которая смогла взять управление хора на себя.
Мы простояли в очереди часов пять. Когда уже были совсем у входа в Храм Христа Спасителя, погода наладилась и было солнечно, а на небе облака нарисовали сердце. Святитель встречал нас с любовью.


Немного потолкавшись непосредственно при входе в дверях храма, мы наконец оказались внутри. Там за порядком в очереди следили специальные люди, прося людей не загораживать проход к свечному ящику, выстраивая очередь в два ряда. Было без десяти семь вечера. В восемь должен был начаться очередной молебен. Мне, конечно, было интересно посмотреть, что да как перед тем, как самой петь там.
И вот в восемь вечера, когда мы сами уже подходили к мощам, хор человек из тринадцати запел «Бог Господь» и тропарь Святителю (перенесения мощей). Регент стоит машет, улыбается. Так складно и едино они пели! Мне сразу захотелось к ним.
Непосредственно перед самими мощами очередь делили, и каждый человек одновременно прикладывался к мощам справа и слева. Конечно, как обычно, просили креститься заранее ну и задерживаться у мощей не позволяли. Как-то все быстро прошло, я даже ничего особенного не ощутила. Намного больше я ощутила, когда стояли в самой очереди.
– Думаю, что не в храме он пребывает, а с народом, – сказала потом мама.
– Конечно! Кто бы нас от урагана иначе защитил!

Через день я снова была в Храме Христа Спасителя, у мощей святителя, но уже в качестве певчей.
Я набрала семь человек знакомых и друзей плюс три человека, которые должны были к нам присоединиться со слов организатора. В итоге их было только двое, всего пело нас девять человек.
Встретились мы на улице у метро Кропоткинская за сорок минут до начала молебна. Долго кого-то ждали, после чего двинулись в сторону храма. Идти близко, но везде все отгорожено, особый пропускной режим. Проблема возникла уже на первой такой точке. Что-то у них там не состыковалось, нас не хотели пропускать. Организатор куда-то убегала, потом снова пришла и пыталась доказать стражам правопорядка, что она тут постоянно ходит с людьми, что мы никакие не террористы, а просто певчие, а через десять минут начнется молебен, где нам все же желательно вовремя оказаться. Слава Богу, все сами догадались взять с собой паспорта, их все же пришлось предъявить, несмотря на то, что сообщили, что они не понадобятся.  
Вторая проблема возникла уже за пять минут до начала молебна, на втором пропускном пункте, где нас проверяли по списку. Двое из наших в этом списке не значились. Уговорами организатора их все же пропустили.
Снова пытались с нас что-то требовать на третьем пропускном пункте уже непосредственно на территории храма. Тут уже организатор умоляюще просила пропустить нас быстро без всяких проверок, так как молебен должен был начаться с минуты на минуту.
Наконец, мы внутри. Зашли через другие левые двери (через правые заходит общая очередь). К счастью наш молебен еще не начался, а предыдущий хор допевал Величание.
Регент раздала нам последования с текстом (на церковно-славянском), расставила нас, как ей это было нужно, успокоила морально (молодец!). Начали петь. На душе так радостно. Поешь в большей степени со знакомыми и друзьями в главном храме страны, кругом столько людей, чувствуется единение всех. Пусть где-то слышатся плач младенцев и крики болящих, но это лишь говорит об огромной силе и благодати происходящего.
Регента я не знала лично, но девушка оказалась прекрасным человеком и опытным специалистом. Самое главное качество у нее было – умение всех успокоить и собрать воедино, быстро реагировать на ситуацию и при этом самой оставаться спокойной, передавать это спокойствие певчим.
Последование молебна включало в себя последование обычного молебна с пением «Бог Господь», каноном святителю на глас 8 (из службы перенесения мощей) и включенным в него акафистом. В конце еще были предложены стихиры святителю, но мы их почему-то не пели. За два часа нашего пения один раз спели все полностью, второй – только «Бог Господь» и акафист.
После окончания пения мы пошли приложиться к мощам вне очереди.
Вот так мне удалось посмотреть на сие событие с разных сторон и поучаствовать в нем. Я получила ответы на все свои вопросы.
Точно могу сказать – пока в нашей стране такие потоки людей собираются к мощам святого, жива наша вера и нашу страну не победить!

Montag, 10. April 2017

Аудио-тест "Церковное пение"

Проверьте Ваши знания, ответьте на вопросы

Если Вы певчий или регент, то вопросы теста не должны составить для Вас особого труда. Если Вы не имеете отношения к клиросу, то в этом случае Вы почерпнете для себя новые знания о богослужении и пении в церкви.

Montag, 23. Januar 2017

Книга "Регент Марина или наша служба и опасна и трудна". Часть II

Книга "Регент Марина или наша служба и опасна и трудна" 
Часть II



Книга-мечта, в  первой части которой рассказывается про регента Марину, встретившей на своем жизненном пути певчего Дмитрия, в лице которого она обрела мужа и друга -родственную душу и поддержку во всех жизненных ситуациях. 

Во второй части снова показана прекрасная мечта – мужественный, сильный Дмитрий, жадная до духовной высоты, нравственно рвущаяся вверх Марина, герои-антагонисты, которые хоть и совершают тяжелые проступки, все же находят в себе силы исправляться к лучшему... 

Герои задают правильные вопросы, получают правильные ответы и главное – задав вопрос, получив ответ, они реализовывают себя в Боге и обретают некое волшебное состояние духа, когда ты пронизан ощущением, что ты – Божий... 

Cкачать единым файлом:
Часть I
Часть II

Freitag, 9. Dezember 2016

Книга "Регент Марина" или "Наша служба и опасна и трудна"



     Клирос - удивительное место. На нем мы обретаем возможность служить Богу. И на клиросе мы можем найти вторую половинку - настоящую, всепоглощающую любовь. И тогда смысла станет больше - служение, окрашенное и любовью к Богу и любовью друг к другу, становится воистину цельным. Птица не летает на одном крыле. Вот и регент Марина, герой повествования, не смотря на все попытки лететь на одном крыле в своем клиросном служении обрела любовь всей жизни...И полетела по-настоящему.    

СКАЧАТЬ КНИГУ "Регент Марина" или "Наша служба и опасна и трудна"
Часть I
Часть II